ДРУГАЯ ИТАЛИЯ

Она мне повстречалась темной декабрьской ночью в пустынных полях где-то между Миланом и Альтаиром, подмигивающим с неба. Я замерла от восторга и влюбилась навсегда.

С самой первой встречи мне выпала удача быть в Италии гостем, но никогда туристом. Много лет назад я впервые прилетела в заочно обожаемую мною Италию по приглашению подруги. Элена (вот так на итальянский манер и с ударением на первый слог), будучи замужем за итальяно веро, жила в сердечной чакре Аппенин среди многочисленной итальянской родни. И посему тут же по прибытию окунула меня в настоящую Италию по самую маковку. Так батюшка при крещении окунает ласковой, но сильной рукой упирающегося и младенца.

«Элена, почему твоя подруга такая худая? Вот тебе и ей тортеллини с тыквой. Эй, бьонда Звэти, пармезана сыпь больше. Не стесняйся. На десерт пирог с грушей. Вы кушайте, а я на вас посмотрю».

И под присмотром Элениной свекрови мы сытно кушали. Выпивали красное молодое уже без присмотра. Гоняли на велосипедах среди полей до ближайшего городка Ченто. Шинковали инсалата русса (а попросту оливье) для гостей. Навещали друзей в Модене. Ели мороженое под дождем во Флоренции. Бродили вместе со стадами велосипедов по улицам Феррары. Пробовали оливки размером с младенческий кулак на рождественских базарах. И много чего еще. Осваивали изнанку местного житья-бытья. Открыточная Италия с мраморными Аполлонами удивляла, восхищала, но не трогала мое сердце так, чтобы сказать «Ваня Италия, я ваша навеки!».

В ту пору я разговаривала по-итальянски примерно также как Робинзон Крузо с Пятницей: пару фраз и множество страстных пассов руками. Но понимание между мной и «аборигенами» вспыхивало тотчас после моего первого взмаха ладонью по окаемке неба. Очевидно, мы чувствовали друг в друге родственные жизнелюбивые души. Но скудость лингвистического багажа не мешала мне заводить беседы, налаживать контакты, смаковать, покупать, лихо торговаться и просто жить.

Однажды я отправилась в Болонью за парой принцессовых туфель – алых и с карамельным лаковым отливом. Бывают такие желания, которые хотят сбыться во что бы то ни стало. Моя мерцающая страсть 38 размера — из их числа. Поэтому — семь километров на дребезжащем железном коне. Конь – на привязь к ограде у бара. После чашки кофе, час на автобусе до Модены. А там – 30 минут на электричке — до Болоньи рукой подать. Наконец, заветные туфли ручной работы подмышкой. Полчаса сама с собой у фонтана с Нептуном. Бегом от назойливого внимания местного елейноглазого мачо. И все в обратном порядке.

Возвращалась во тьме кромешной. Над головой звездная россыпь. Вокруг чуть шершавая тишина ласковой ночи. Поля-поля-поля под скрип педалей. Замершие в угловатой пантомиме силуэты деревьев по обочинам. Ветер гладил меня по голове. Я была со всей Вселенной тет-а-тет и на «ты». Вертела головой, обнимала по очереди правой и левой рукой напитанное ночной влагой бытие. Вдруг в отдалении в темноте вспыхнула-рассыпалась горстка красных огоньков. Итальянская фея-ночь нацепила бусы и собралась на свидание? Я тут же направилась на огоньки, скрип-скрип,  познакомиться с этой загадочной синьорой в коралловых бусах. И…

Где-то меду Миланом и Альтаиром. Дружеское фото от маэстро Паоло Джепри

… мизансцена на грани реальности и сюр. Канун Рождества. Ночь. Чистое итальянское поле, провинциальней не бывает. Праздничная иллюминация. Краснозадый Баббо Натале вот-вот дотянется до  луны… На двухэтажном доме по ту сторону вспаханного поля сияющий гигантский плюшевый Дед Мороз лез прямиком в распахнутое окошко лунного диска, сжимая в руках мешок с подарками и охапку гирлянд.

Если бы я была кинорежиссером, в этот момент скомандовала «Крупный план!». На экране появляется мое лицо с открытым ртом и вытаращенными глазами. От удивления. Ощущения волшебства на расстоянии вытянутой руки. Радости, что это специально для меня. Восторга: вот она — другая Италия! Я её разглядела. Осознала и — «Я ваша навеки!» — полюбила. С той поры ищу её повсюду. Иную, не парадную напоказ, а домашнюю, уютную, настоящую.

Ищу ту Италию, что живет неспешную dolce vita’ в маленьких городках по обочинам проселочных дорог.

Италию, что хранит свои секреты в малолюдных переулках и таинственных подворотнях.  А сокровища выкладывает напоказ в уютных слюдяных витринах размером с сундук.

Которая заманчиво и аппетитно пахнет из приоткрытой двери провинциального ресторанчика.

Ту «bella donna», что шелестит не шорохом тысяч ног по мостовым, но серебрянолистыми оливами и задумчивым осенним морем.

Аппенинскую красавицу, что весело звучит гомоном базарчиков, ритмичным звоном апулийского тамбурина или шорохом прибоя.

Ту, что обращается ко мне не «чего изволите, синьора Симакова», а«Звэ-э-этлана, чао бела!» — «Светлана, привет красавица!».

Ту, что сверкает жизнелюбивым блеском в глазах простых, но таких особенных и интересных, итальянцев.

Хотите присоединиться в прогулках по ней свойской и уютной?  В таком случае вам прописаны итальянские истории, особые путешествия в душевной компании или самостоятельные вояжи по индивидуальному маршруту. Обращайтесь!

И знайте, я вам всегда рада! 🙂