CHI SEI, SIGNORE DIPLOMATICO? L’INTERVISTA CON IL PROFESSORE GIUSEPPE LO PORTO

L’INTERVISTA CON DIRIGENTE SCOLASTICO DEL CONSOLATO GENERALE D’ITALIA A MOSCA

Il Fato a volte usa metodi divertenti per portare una persona dove è predestinata ad essere, dove scoprirà il nuovo, troverà quelle persone più importanti, imparerà le lezioni di vita. Ho conosciuto Giuseppe Lo Porto un paio di anni fa. La mia amica, direttore di un piccolo cinema a Chelyabinsk (il posto dove di solito si svolge Russia-Italia Film Festival), mi ha chiamato e mi ha chiesto di fare l’interprete per una persona importante durante qualche piccola riunione. Il mio primo pensiero era “A me? fare l’interprete??” Mi si è gelato il sangue, “Ma non ho l’istruzione e le abilità professionale. Non sono una traduttrice affatto. Il mio amore per l’Italia e la conoscenza media della lingua italiano non mi aiuteranno. È una responsabilità troppo grande.” Senza dubbio ho acconsentito ad aiutarla. Ma veramente, sarebbe un crimine non approfittare dell’occasione che la vita ti da — soltanto così sì può mostrarsi in tutta la sua gloria!

Continua a leggere

КОЕ-ЧТО О БАРИ, ИЛИ “ХОЧИТЕ ВИДЕТЬ КРАСАВИЦУ?”

Бывает так, что место – город, деревня, парк с вафельно хрустящим гравием под ногами, вершина горы, одетая в манто тумана или просто берег с золотым песком, налипающим на горячие пятки и алыми мазками заката по холстине неба – привораживают мою душу навсегда. Я не грежу об этих местах до знакомства с ними, не прогуливаюсь по ним в фантазиях, чаще всего я даже не подозреваю об их существовании или мои знания крайне скудны. Но при встрече случается магия: место вдруг признает во мне свою, «удочеряет», принимает в теплые объятия. А много после зазывает в гости, подавая по-родственному весточки: то взгляд зацепится за знакомый вид на фото в интернете, то обретенный в тех краях друг напишет «Звэ, приезжай! Здесь тебе рады!», то знакомые просят «Расскажи, где это? Как там?». Я следую знакам. Билеты вновь куплены. Ты ждешь меня, Место?

Бари. Где это? Что это? В солнечном сплетении Средиземноморья, чуть повыше набойки итальянского каблучка. В Бари я оказалась впервые год назад проездом из Отранто в Рим. Пара свободных дней в моем насыщенном путешествии через всю Италию просили спокойствия и расслабленности. Я решила, что под боком у Святого Николая найду все, что просит душа. С тех пор как около тысячи лет назад лихие барийцы ловко украли мощи святого из Мир Ликийских, Бари принимает паломников, источает благодать, гудит многоязыкой речью, угощает, подворовывает, живет на полную катушку.  Здесь я нашла все, что просила душа. И даже больше.

Continua a leggere

ОТРАНТО. ПОЛНОЧНЫЕ ЗАМЕТКИ

Южные города осенью, зимой и ранней весной становятся совсем непохожи на себя летних, но похожими на себя настоящих. Мощеные улочки малолюдны, но не пустынны. Жизнь в них как пульсация голубой жилки на виске: чуть заметна, но горяча. Имя этим приморским городкам безмятежность, спокойствие, созерцательность, тихая радость.

Continua a leggere

ПОДАМСЯ В КОЛОМБИНЫ!

Помпон. Белый помпон, несостоявшийся хвостик безымянного плюшевого зайца. Во времена школьной юности он был моим вызовом обыденности, одинаковости, безликости. Тогда, в той далекой жизни найти яркий отрез на платье было сродни поискам Грааля – почти невозможно. А магазинные платья все как одно походили на клеклый халат уставшей от жизни соседки тети Сони. Я спасалась вельветовыми джинсами в крупный рубчик «царского», изумрудно-лягушачьего цвета, отцовой белой рубашкой, надетой задом наперед и помпоном. Помпон, пришпиленный к клетчатому кепарику а-ля Олег Попов, реял над моей макушкой словно знамя во имя свободы и самости. «Ну, ты клоун!», «циркачка», «шут гороховый» – слышала я вслед. Поворачивалась и клоунски же от уха до уха улыбалась или показывала язык: «Мне смело, вам завидно!».

Нахлобучив на светлые кудри твидовое чудо-юдо, я могла позволить себе то, что не могли позволить «серьезные девочки». Танцевать на всех вечеринках так, будто меня никто не видит. Хохотать в голос так, что смех скакал мячом от мостовой к стенам и взмывал в небо. Блаженно улыбаться в глаза прохожим, одаривая их светом. Тот картуз с помпоном стал для меня волшебным пенделем, пружинкой, что выталкивает веселых чертиков из табакерки души, телепортом от «будь как все, не выпендривайся!» в позволение быть самой собой: веселым клоуном, грустным клоуном, дурищей-Коломбиной и всегда Светланой Симаковой.

Continua a leggere

МЕСТО СИЛЫ ГОРОД О. ЛЮДИ.

ГИД-РАЗМЫШЛЕНИЕ

“Я скорость, я скорость, я скорость” – бормотала красная говорящая тачка с экрана ТВ. “Сперли мой девиз, стервецы!” – подумалось мне. Летаю по жизни так, что только кудри по ветру. В зажженном фитиле в одном месте нет нужды. Суета – обыденная опция, как чистка зубов и раз-два расческой по волосам. По-итальянски суета – ванита. Маята. Чем спасаюсь в болтанке и тряске? Льну к источнику силы, что питает пылающую внутреннюю правду и возвращает желания. Крыловским ягненком лакаю живительной влаги спокойствия и расслабленности и левым задним копытцем бодро отбиваюсь от серых волков “должно-нужно-обязана”.

Continua a leggere

ЗВЭ-Э-ЭТЛАНА, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!

Сначала была фраза “Светлана, я люблю тебя!”. Вернее, вот так, по-итальянски “Svetlana, ti voglio bene”. Она засияла лампочкой и окрасила мрачный присыпанный снегом день. Если переводить дословно с итальянского певучего на великий и могучий, то “Ti voglio bene” прозвучит “Я хочу тебе хорошо”. Но широкая русская душа чурается остроугольных конструкций и полутонов, не разменивается на мелочи, предпочитая им всеохватное “Я тебя люблю”.

Continua a leggere

РИМСКИЕ “ДОСТОИНСТВА”, ИЛИ КУДА ЗРЕТЬ, ЕСЛИ “КОРНЯ” НЕТ?

«Весна, весна на улице, весенние деньки…». Весенний воздух напитан обещанием любви с объятиями-поцелуями и последующими «иже с ними». Весенний любовный флёр заставляет юных барышень оголять коленки от бедра 🙂 Женщин вставать на жутко неудобные каблуки и вспоминать, как ходить от того самого бедра. Мужчины же, надышавшись весенних флюидов, горят и разъезжаются глазами от явных желаний и от обилия на улицах дамских прелестей-выпуклостей. Я на каблуки не воздвиглась. И ми-ми-мини не ношу. Пристукнутая весной, я вдохновилась на написание рассказа «Римские «достоинства». Рабочее название «Римские писюны».

Continua a leggere