ЗВЭ-Э-ЭТЛАНА, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!

Сначала была фраза «Светлана, я люблю тебя!». Вернее, вот так, по-итальянски «Svetlana, ti voglio bene». Она засияла лампочкой и окрасила мрачный присыпанный снегом день. Если переводить дословно с итальянского певучего на великий и могучий, то «Ti voglio bene» прозвучит «Я хочу тебе хорошо». Но широкая русская душа чурается остроугольных конструкций и полутонов, не разменивается на мелочи, предпочитая им всеохватное «Я тебя люблю».

Читать далее

ДУША ПОЕТ!

Душа поет? Душа поет!

По-моему, нам русским это состояние свойственно в трех случаях: 1) при махровом оптимизме в качестве второй натуры; 2) при измененном состоянии сознания «Какое было прекрасное шампанское/виски/вино/и так далее!»; 3) в приступе душевной тоски, и тогда клин клином: «Каким ты бы-ы-ыл, таким оста-а-ался!».

А для большинства итальянцев состояние «душа поет» является врожденным и естественным.

Читать далее

ИМЯ РОЗЫ

Это история берет начало с цветения платанов и ароматов апельсинового сада в «Истории с запахом флёр д’оранжа».

…Мы с сыном кубарем скатывались с Авентина, грозя двумя бильярдными шарами завалиться в огромную лузу большого цирка. Но притормозили…

Между двух поперечин чугунного ограждения выглядывала встрепанная роза с карим глазком сердцевины и желтыми доверчивыми ресничками тычинок. Так юная девчонка смотрит на прохожих из-за забора детского сада с лукавым любопытством и в ожидании внимания: «Посмотрите же, как я хороша!». Роза была, действительно, хороша и душиста. Манила, завлекала нас, подмигивая глазком в оперении лепестков. Мы прошли вдоль чугунной ограды и обнаружили радушные настежь ворота с надписью «Римский коммунальный розарий».

Читать далее

ИТАЛИЯ, КОТОРУЮ ЛЮБЛЮ

Самый простой способ получить ответ — задать вопрос. 

(Ирландская пословица).

Меня часто спрашивают «Почему Италия?». «Действительно, почему?- Задумываюсь сама. — Почему не Португалия, Новая Зеландия или Галапагосские острова?».

Может быть, потому что Челентано в фильме «Укрощение строптивого» столь лихо отплясывал, столь очаровательно скалился на экране ТВ, столь легко и беззаботно перекраивал действительность в приключение на фоне аппенинских пейзажей, что я тогда 11-летняя девчонка очаровалась харизмой  и поверила в dolce vita?

Возможно,  потому что в прошлой жизни я была итальянкой или итальянцем? И любовь к родным местам просочилась сквозь несколько перевоплощений?

Или потому что у каждого из нас есть место на Земле там, где наша душа, где сердце? И туда нестерпимо манит обрести самого себя?

Читать далее

История с запахом флер д’оранжа

Этим коротким эссе открываю публикации в новой рубрике «За углом». Довольно часто, да что там, почти всегда, путешественники в преддверии своего вояжа по Италии обращаются ко мне «Откро-о-ой тайну! Где найти-увидеть-почувствовать настоящую Италию, её «изюминки», аутентичные места?». Друзья, положа руку на сердце, отвечаю – тайны нет. За сокровищами не нужно отправляться в полное опасностей приключение, вооружившись пиратскими картами и киркой. Достаточно быть более внимательным, открытым и шагать бесстрашно навстречу новому и настоящему. И, конечно же, заглядывать в подворотни и за углы. Там таится самое интересное. Мир вдруг резонирует, откликается то фреской на фасаде, то запрятанным в дворике нимфеем, то прекрасной панорамой или интересным знакомством, то просто мимолетной радостью в желтом клюве чайки.

Радость в желтом клюве чайки
Римская радость в желтом клюве чайки

Была весна. Был месяц май. Цвели платаны. Звучит воздушно и романтично. На деле огромные разлапистые гиганты с корой в серых проплешинах щеголяли в трогательных красных помпончиках цветов. Природа иронизировала, обрядив великанов-деревьев в ми-ми-мишные наряды.

Все центральные улицы Рима оказались словно под охраной гвардейцев её Величества.

Читать далее

ЗЕМЛЯ, МОРЕ, НЕБО ЛЮБЯТ ТЕБЯ БЕСКОНЕЧНО…

Десять лет назад впервые войдя в полутемную прохладу Собора Пармы я испытала удивительные чувства: спокойствие, радушие, глубокую тишину, в которой отчетливо слышен голос собственного сердца. Так усталый путник после многих дней нелегких дорог добирается до оазиса и выдыхает с облегчением. Оазис-собор не конечная точка пути, не источник силы моего духа (я принадлежу другим эгрегорам), но место, где можно его перевести.

Листок с молитвой
Листок с молитвой «Непорочное зачатие»

Я сидела на лакированной скамье, разглядывала распятия и внимательно прислушивалась к робкому шепоту собственной души. На вечернюю мессу собирались горожане. Полные достоинства, уверенного спокойствия, степенности и устойчивости благодаря близости к земле. Они пришли на мессу так, как приходили их родители, деды, прадеды и будут приходить дети и внуки. На память о тех чувствах – защищенности, заземленности, внутреннего равновесия, спокойной радости – я взяла листок с молитвой, что во множестве лежали при входе. Долгое время я пользовалась им как закладкой-талисманом, перебирая словно четки первые слова молитвы «La terra, il mare, il cielo, ti adorano ifinito…» — «Земля, море и небо обожают тебя бесконечно…». А совсем недавно эти слова оказались шифром в понимании сына земли, Эмилии Романьи – Паоло Джепри.

Paolo Gepri fotografer
Паоло Джепри, фотограф
Читать далее

LA PROSCIUTTERIA, ИЛИ ИСТОРИЯ СО ЗВОНОМ БОКАЛОВ

Темная южная ночь перемигивалась звездами. Стрелки часов стремились слиться в полуночном поцелуе. Атмосфера вокруг была романтически-разгульная. Римский район Трастевере. Вокруг разливался нормальный такой итальянский «гульбарий»: выпивали, горланили песни, разговаривали с децибелами на три ближайших квартала, пылко обнимались по подворотням, целовались взасос и хохотали так, что колыхалась вода в недалеком Тибре.  Вообще-то была среда – будний день, но когда сладкое ничегонеделание – образ жизни,  неважно какой день недели и время суток, важно гедонистическое настроение. Я успела пару раз проникнуться им по пути в отель: первый раз оранжевым «шприцем», второй раз «просекко».

Читать далее