ШАГНУТЬ ЗА РАМКИ, ИЛИ ИТАЛЬЯНСКИЙ ПЕТУХ ПОЕТ К ОТКРЫТИЯМ

Вы замечали, что чаще всего мы, люди, мыслим ассоциативно. Упрямец-мозг услужливо перетасовывает увиденное-услышанное-пережитое и, не особо утруждая себя, козыряет схожими мыслеформами из прошлого.

— Здесь? Вон деревья, вон бульвар, вон дом серый.

— Ну, человек! Ты что, глухой, что ли? Тебе ж сказали: дерево там такое…

— Елка, что ли?

— Сам ты елка! Тебе ж говорят: во! (Из фильма «Джентльмены удачи»).

Накопила личную нехитрую статистику людских ассоциаций при упоминании «Италия». Рим, Колизей, пицца, спагетти или макароны, падающая башня, моцарелла, пармезан, гладиатор с физиономией Рассела Кроу, мачо, футбол, хорошие туфли.

Так человека или место мы запоминаем по выпуклым осязаемым подробностям, которые отнюдь не отражают сути. Косматый дядька с дебильноватым выражением лица вполне может оказаться Альбертом Эйнштейном. Спроси любого итальянца об Италии, он, наплевав на Колизей, скажет что его «Задрипупинск» (с певучим названием, рокотом посередине и округлым окончанием) – самая главная аппенинская достопримечательность и приведет массу аргументов, с которыми согласишься.

Однажды мы с сыном ехали из Рима мимо Неаполя, всё южнее и южнее. Ночью. В сопровождении тёмной личности с плохо выбритым подбородком. Конечный пункт нашего маршрута прорисовывался смутно «Где-то на берегу Тирренского моря». Тут-бы забояться, запаниковать с зубовной дробью, но память успокоительно подсовывала воспоминания о Сорренто, Позитано, Амальфи. И мы решили следовать принципу «Расслабься и получай удовольствие».

Остановились в перламутровой южной ночи. Замшелая каменная стена матово поблескивала базальтовыми «проплешинами». Ветер теребил волосы и одежду, пытаясь вызнать «Кто вы? Кто вы, чужестранцы?». Фонарь вдали задумчиво покачивал своей седой склоненной головой. «Мама, где мы?», — спросил мой тогда 5-летний сын. «Где-то на этой Земле. Возможно, в её «пятой точке», — подумала я. В подтверждение петух пропел ломким голосом заутреню, и запахло коровьими экскрементами. Сглатывая скепсис, легли спать в белёной комнате местного «отеля».

А утром обнаружили ширь и даль. И море вдоль горизонта. Макушки гор утыканы белыми ветряками. Они непрерывно мешали-месили, добавляя воздуху пряности трав, терпкости солнца и солоноватости моря. Коровами пахло не зря: моцареллу (mozzarella) и буррату (burrata) делали на ферме по-соседству. Каждое утро мы ели сыр двухчасовой (!) свежести. Море оказалось тёплым, пляж пустынным, а «темные личности» радушными.

Я это все к чему? К тому, что осознанно выходя за рамки восприятия/мышления/жизни, переступая границы зоны комфорта, всегда получаешь бонусом неожиданные впечатления, приятные эмоции и бесценный опыт. Или попросту  — наполненную яркую счастливую жизнь. Махнем за dolce vita?! 🙂 Приглашаю!

ХОЧУ ЗА DOLCE VITA!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *