ОТРАНТО. ПОЛНОЧНЫЕ ЗАМЕТКИ

Южные города осенью, зимой и ранней весной становятся совсем непохожи на себя летних, но похожими на себя настоящих. Мощеные улочки малолюдны, но не пустынны. Жизнь в них как пульсация голубой жилки на виске: чуть заметна, но горяча. Имя этим приморским городкам безмятежность, спокойствие, созерцательность, тихая радость.

Читать далее

ПОДАМСЯ В КОЛОМБИНЫ!

Помпон. Белый помпон, несостоявшийся хвостик безымянного плюшевого зайца. Во времена школьной юности он был моим вызовом обыденности, одинаковости, безликости. Тогда, в той далекой жизни найти яркий отрез на платье было сродни поискам Грааля – почти невозможно. А магазинные платья все как одно походили на клеклый халат уставшей от жизни соседки тети Сони. Я спасалась вельветовыми джинсами в крупный рубчик «царского», изумрудно-лягушачьего цвета, отцовой белой рубашкой, надетой задом наперед и помпоном. Помпон, пришпиленный к клетчатому кепарику а-ля Олег Попов, реял над моей макушкой словно знамя во имя свободы и самости. «Ну, ты клоун!», «циркачка», «шут гороховый» — слышала я вслед. Поворачивалась и клоунски же от уха до уха улыбалась или показывала язык: «Мне смело, вам завидно!».

Нахлобучив на светлые кудри твидовое чудо-юдо, я могла позволить себе то, что не могли позволить «серьезные девочки». Танцевать на всех вечеринках так, будто меня никто не видит. Хохотать в голос так, что смех скакал мячом от мостовой к стенам и взмывал в небо. Блаженно улыбаться в глаза прохожим, одаривая их светом. Тот картуз с помпоном стал для меня волшебным пенделем, пружинкой, что выталкивает веселых чертиков из табакерки души, телепортом от «будь как все, не выпендривайся!» в позволение быть самой собой: веселым клоуном, грустным клоуном, дурищей-Коломбиной и всегда Светланой Симаковой.

Читать далее

НАСТОЯЩИЙ ИТАЛЬЯНЕЦ: ЛЮБОВЬ, ЕДА И БЕЛЛА ВИТА

Этот рассказ не был бы написан, если бы не случился однажды разговор с моим знакомым об итальянцах. Мой знакомый за совместным чаепитием рассуждал: «Нет в итальянцах серьезности, суровости и увесистости, лишь ветреность и поверхностность. Итальянцы – все сплошь дамские угодники и Казановы, которые и говорят только о еде и любви. И любовным утехам же и предаются».  Признаться, я тогда рассердилась, вступилась за дорогих моему сердцу итальянцев. И решила правдиво ответить на вопрос «Какие же они итальянцы на самом деле?».

Читать далее

ЗВЭ-Э-ЭТЛАНА, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!

Сначала была фраза «Светлана, я люблю тебя!». Вернее, вот так, по-итальянски «Svetlana, ti voglio bene». Она засияла лампочкой и окрасила мрачный присыпанный снегом день. Если переводить дословно с итальянского певучего на великий и могучий, то «Ti voglio bene» прозвучит «Я хочу тебе хорошо». Но широкая русская душа чурается остроугольных конструкций и полутонов, не разменивается на мелочи, предпочитая им всеохватное «Я тебя люблю».

Читать далее