КОЕ-ЧТО О БАРИ, ИЛИ «ХОЧИТЕ ВИДЕТЬ КРАСАВИЦУ?»

Бывает так, что место — город, деревня, парк с вафельно хрустящим гравием под ногами, вершина горы, одетая в манто тумана или просто берег с золотым песком, налипающим на горячие пятки и алыми мазками заката по холстине неба — привораживают мою душу навсегда. Я не грежу об этих местах до знакомства с ними, не прогуливаюсь по ним в фантазиях, чаще всего я даже не подозреваю об их существовании или мои знания крайне скудны. Но при встрече случается магия: место вдруг признает во мне свою, «удочеряет», принимает в теплые объятия. А много после зазывает в гости, подавая по-родственному весточки: то взгляд зацепится за знакомый вид на фото в интернете, то обретенный в тех краях друг напишет «Звэ, приезжай! Здесь тебе рады!», то знакомые просят «Расскажи, где это? Как там?». Я следую знакам. Билеты вновь куплены. Ты ждешь меня, Место?

Бари. Где это? Что это? В солнечном сплетении Средиземноморья, чуть повыше набойки итальянского каблучка. В Бари я оказалась впервые год назад проездом из Отранто в Рим. Пара свободных дней в моем насыщенном путешествии через всю Италию просили спокойствия и расслабленности. Я решила, что под боком у Святого Николая найду все, что просит душа. С тех пор как около тысячи лет назад лихие барийцы ловко украли мощи святого из Мир Ликийских, Бари принимает паломников, источает благодать, гудит многоязыкой речью, угощает, подворовывает, живет на полную катушку.  Здесь я нашла все, что просила душа. И даже больше.

Читать далее

МОРОЖЕНОЕ! МУЗЫКА! ОТРАНТО!

Откуда берется мороженое? Признаюсь: долгое время в моей голове сидел миф о том, что мороженое делается на больших фабриках в гаргантюэлевых котлах и пантагрюэлевых холодильниках. Рожденным на просторах России-матушки свойственно мыслить такими же просторными и масштабными категориями. Пальму первенства в моем личном рейтинге держал пломбир – аскет и пуританин в нынешнем изобилии синтетических вкусов и ароматов. И мне казалось, что вкуснее белой холодной сладости в тысячу калорий ничего не бывает. Но во время первого итальянского путешествия много лет назад, мой любимец пломбир потерпел фиаско: я отведала итальянского джелато.

Читать далее

НОЧНЫЕ СЕРЕНАДЫ А-ЛЯ РУС

Люблю это августовск­ое, помахивающее хво­стом лето. Солнце зо­лотым куполом не нав­исает в зените, но похоже на чуть подтаи­вший шарик дынного мороженого. Воздух ст­ановится слюдяным с еле заметной поволок­ой туманов. Подножия деревьев усыпаны зо­лотой стружкой первой уставшей листвы. Дышится глубоко и спо­койно. Так дышится после жизненных перипетий, коими полно суетное лето.

В Италии такие медов­ые дни наступают поз­же, в конце сентября. К ним примешивае­тся средиземноморская сладость: теп­лое море, янтарное как сердцевина чуть подмятого яблока сор­та антоновка, солнце­.

Однажды, ведомая всевышним режиссерским замыслом, я оказалась, волею провидения, в раю, а именно — на Са­рдинии, а если ещё точнее, то на Costa Smeralda (Изум­рудный берег). Для несведущих (коей на тот момент была и я сама) поясню: Costa Smeralda — один из са­мых дорогих итальянс­ких курортов со всеми вытекающими атрибу­тами: очень-очень из­вестными персонами, гигантскими веретёна­ми дорогих яхт, гром­кими вечеринками в самом дорогом клубе мира Billionaire, пен­ными реками шампанск­ого, бутиками шанеле­й-вюитонов. Но довольно штампов!

Читать далее

НАСТОЯЩИЙ ИТАЛЬЯНЕЦ: ЛЮБОВЬ, ЕДА И БЕЛЛА ВИТА

Этот рассказ не был бы написан, если бы не случился однажды разговор с моим знакомым об итальянцах. Мой знакомый за совместным чаепитием рассуждал: «Нет в итальянцах серьезности, суровости и увесистости, лишь ветреность и поверхностность. Итальянцы – все сплошь дамские угодники и Казановы, которые и говорят только о еде и любви. И любовным утехам же и предаются».  Признаться, я тогда рассердилась, вступилась за дорогих моему сердцу итальянцев. И решила правдиво ответить на вопрос «Какие же они итальянцы на самом деле?».

Читать далее

РУССКО-ИТАЛЬЯНСКИЕ «МИФЫ»: МЕДВЕДИ+ТАЙГА=РОССИЯ

На этот короткий рассказ меня вдохновил мой хороший итальянский друг Сальваторе, в очередной раз спросив «Ты живешь в Москве?». Вопрос «Ты из Москвы?» — мой непременный спутник при знакомствах с итальянцами. Я давно поняла, что географическая фантазия моих итальянских визави обрывается не многоточием, но точкой на Москве. А дальше – шумит бескрайняя тайга и бродят медведи. В общем, полная неизвестность.

Читать далее

ШАГНУТЬ ЗА РАМКИ, ИЛИ ИТАЛЬЯНСКИЙ ПЕТУХ ПОЕТ К ОТКРЫТИЯМ

Вы замечали, что чаще всего мы, люди, мыслим ассоциативно. Упрямец-мозг услужливо перетасовывает увиденное-услышанное-пережитое и, не особо утруждая себя, козыряет схожими мыслеформами из прошлого.

— Здесь? Вон деревья, вон бульвар, вон дом серый.

— Ну, человек! Ты что, глухой, что ли? Тебе ж сказали: дерево там такое…

— Елка, что ли?

— Сам ты елка! Тебе ж говорят: во! (Из фильма «Джентльмены удачи»).

Накопила личную нехитрую статистику людских ассоциаций при упоминании «Италия». Рим, Колизей, пицца, спагетти или макароны, падающая башня, моцарелла, пармезан, гладиатор с физиономией Рассела Кроу, мачо, футбол, хорошие туфли.

Читать далее

ПРЫГАЙ В РОТ!

Забрела в мой любимый ресторанчик недалеко от Пьяцца Навона. Обычно меня встречает на входе импозантный Cesare. У Цезаря, как и полагается, императорская выправка, серебряные волосы собраны в хвост, в ухе сверкает огромным топазом серьга. Если бы не эта серьга, я бы однажды так и прошла мимо. Мало ли ресторанчиков в Риме? Но подсознание, зацепившись за сверкающую синим крохотную звезду в ухе тогда ещё незнакомца, завернуло мои стопы прямо в широкие объятия колоритного Чезаре. «Кара, я жду тебя. Конечно, накормим. Время обеда прошло? Да, брось ты. У нас всегда время обеда. Особенно для тебя». Так и подружились. За обедом плавно перешедшим в аперитив.

Читать далее